Геннадий Мир - страница 40

^ 10-3. Живое зеркало
Я придерживаюсь взгляда, который позволяет многое объяснить работой Живого Зеркала сознания – некоей сложной системой с обратной связью, позволяющей оценивать расстояние и время преобразования, которое она производит с другими, ощутимыми для нее объектами. И хотя работа Живого Зеркала осуществляется в поле иллюзий, динамические изменения иллюзий объектов дают представления о текущих отношениях между объектами в природе.

Поэтому, если мы говорим о Я, то подразумеваем чаще всего полосу-границу раздела внешнего и внутреннего, на которой находятся некие объекты, изменяемые в соответствии с “моей”, личной, волей, с моей свободой выбора. Это Я-граница может протянуть руку и дотронуться до того, до чего захочет. Оно может сказать, оно может услышать, сосредоточить внимание и прочее.

^ Объекты внешней среды – это те, которые не подчиняются воле личности и расстояние до которых, трудности их преобразования и время, которое необходимо затратить для этого, могут быть оценены в процессе их отношений с личностью, причем отношения могут быть даже выдуманными.

Выдуманные отношения составляют среду объектов поля иллюзий.

Объекты внутренней среды – это те, которые не могут быть оценены ни пространством, ни временем, ни отношениями. Они и составляют Я, Мое.

Вот это слишком часто и оказывается тем камнем преткновения, о который разбивается здоровье психическое. Как человек оценивает среды, в которых живет, по каким критериям и оценкам, так он и болеет. Например, понятие “мой ребенок” может включать только лишь отношение родства и уважение личности ребенка, такое, что родитель не очень вмешивается в мысли и дела своего дитя, он лишь создает среду, в которой живет ребенок и стимулы-антистимулы его развития.

Тот же родитель, кто понимает под определением “мой ребенок” часть своего собственного тела, ума и желаний, будет “исправлять” его, внедряться в запретные части личности ребенка, закладывая не только агрессию будущего, узость поведения, но и будущие несчастья и болезни своему ребенку. Такой родитель сам нездоров тем, что не ощущает невидимой границы своей личности и границы чужой личности. Он присваивает себе, в свое Я своего ребенка как один из рядовых объектов собственного поля иллюзий. И такой человек очень удивится, если ему указать на это, объяснить, что его ребенок принадлежит не его внутреннему, а вообще внешнему по отношению к нему полю.

Сущность желания откровенно толкает к присвоению все большего, развивая жадность, нетерпение, агрессию.

Разум плетет паутину смысла.

И лишь тело, кажется, может точно определить границу, где заканчивается личное и начинается чужое, да и то при условии действия четких законов собственности, силовых или юридических.

Разум оперирует объектами поля иллюзий и потому для него определение границы Я – очень часто совершенно непостижимая задача. Иногда он просто отказывается так разделять свое единое пространство поля иллюзий.
^ 10-4. Желания
Желания стремятся подчинить себе и тело и разум, чтобы безостановочно осуществлять захват территории.

Потеряться в этих трех “соснах” очень просто, что и наблюдается нами на каждом шагу, если человек остается ребенком в непонимании границ личности.

Когда ребенок исследует свои и чужие границы личности в игре, не приносящей другим больших страданий, и строит в своем сознании модели поведения для различных ситуаций, его поведение пока не отличается агрессивностью. Когда же эта игра перерастает рамки исследования и переходит в игру с присвоением, то наличие элемента агрессии в поведении человека выводит его из разряда детей и переводит в разряд взрослых.

Нарушение личностных границ с целью присвоения – это уже негативная характеристика сущности желания.

^ Критерия насыщения сущности желаний нет. Самоцелью ее является получение удовольствия, причем, новизна удовольствия есть его отличительная черта. Генератор желания будет тем больше выдавать своей продукции и теме большей силы и взрывоопасности, чем быстрее новизна удовольствия от желаний и страстей меркнет перед ее бесконечностью.
10-5. Тело
Оболочка-тело может жить своим удовольствием покоя-напряжения абсолютно самостоятельно, не стремясь к завоеванием чужого пространства. Самодостаточность нашего тела очевидна, если вспомнить силу проявления человеческого разума и воли, направленных на подавление желаний. Если вспомнить также и силу Духа, когда тело под его воздействием выживает в таких обстоятельствах, в которых без него даже при огромных разуме и желании это невозможно.

Тело не претендует на завоевания пространств, контролируемых другими сущностями. Оно изначально лишь объект посягательств. Тело может только подчиняться, но не вести. И все же иногда при отклонениях в степени самостоятельности человека оно способно проявить себя своим голосом, который, как правило, распадается на множество голосов клеточной памяти и требований клеток, органов, частей тела, а также отдельных сущностей, образованных симбиозом клеток как отражением психических проблем человека. Это и есть так называемая психосоматика. И если нормальный человек ощущает проблемы психосоматики болями и новообразованиями, то человек яснослышащий может дифференцировать свои проблемы не только по простым болевым проявлениям, но и по голосам.

Гиперразвитие участка мозга левой височной части – центра речи – достаточно долго принималось за ненормальность. Однако, если оно достигалось естественным образом без изменения клеточных структур – без воспаления, без опухоли, – признать это не-нормой нельзя. Другое дело, что иногда, по каким-либо причинам, например, с помощью неправильно контролируемых задержек дыхания, в этой или в другой какой области мозга возникала опухолевая структура, которая иногда могла привести человека к резкому снижению срока жизни, но и давала ему новые возможности в ясновидении, как, например, это было с Нинель Кулагиной.

9977457430643480.html
9977680029554884.html
9977739127908887.html
9977809307045906.html
9977924462433536.html