РПЦЗ и Катакомбная Церковь - Русская зарубежная церковь на стезях отступничества апостасия в рпцз и исповеднический...


^ РПЦЗ и Катакомбная Церковь 


Как уже отмечалось в предыдущих главах, РПЦЗ упорно игнорирует серьезное изучение истории Катакомбной Церкви в России. Само существование ИПЦ, если и не ставится полностью под сомнение “карловацкими” идеологами, то, по крайней мере, до неузнаваемости искажается, особенно, в период после II-й мировой войны. Попробуем выявить коренные причины такого преднамеренного   отношения РПЦЗ к Катакомбной Церкви. Мы подчеркиваем слово “преднамеренного”, потому что перед глазами имеем много фактов, изобличающих ложь и замалчивание “зарубежников” о ИПЦ, что ими практикуется до сих пор.

Самое преступное умолчание руководство РПЦЗ допустило, сокрыв от церковного народа всё, что было связано с “Кочующим” Собором ИПЦ 1928 г., вплоть до отрицания самого факта его проведения.1) По данным еп. Амвросия (Сиверса),2) совершенно точно известно, что все документы “Кочующего” Собора были отосланы (кем-то из окружения еп. Марка (проф. М.А. Новоселова)) в Архиерейский Синод РПЦЗ через французское и латвийское посольства, а также отдельно – лично архиеп. Феофану Полтавскому в том же 1928 г. С текстом канонов “Кочующего” Собора был знаком и проф. И.М. Андреев, который лично подтвердил митр. Анастасию их подлинность. В 1974 г. на III Всезарубежном Соборе И. Андреев тщетно добивался от архиереев РПЦЗ предать огласке решения “Кочующего” Собора, но его усилия остались безрезультатны. Это послужило к тому, что отношения между И. Андреевым и иерархией РПЦЗ, особенно, в последние годы его жизни, резко ухудшились. Также каноны “Кочующего” Собора были известны и проф. И.А. Ильину, который получил их от И. Андреева еще в 1948 г. Это явилось некоторым поводом к написанию И. Ильиным брошюры “О Советской Церкви” (Париж. 1948).3) Хорошо известно и то, что в 1946 г. И.А. Ильин прервал общение с РПЦЗ по причине унии последней с сергианскими “архиереями”, оставаясь в духовном единстве с Катакомбной Церковью. “Единственная моя надежда, – писал И.А. Ильин проф. И.М. Андрееву 4.1.54 г., – это КАТАКОМБНАЯ ЦЕРКОВЬ “там”. А здесь живут в прислонку к ложам, или к Ватикану, или к пустоте туземных интересов...” 4)

Но все же косвенные известия о “Кочующем” Соборе 1928 г. просочились в заграничную церковную прессу. Первое принадлежит проф. И. Андрееву, который дословно передал следующие слова тайного еп. Максима (Жижиленко), сказанные ему лично в Соловецком концлагере: “Он еще раз подтвердил, чтобы я никогда не брал благословения упорных сергиан. «Советская и Катакомбная церкви несовместимы», – значительно, твердо и убежденно сказал Владыка Максим и, помолчав, тихо добавил: «Тайная, пустынная, катакомбная Церковь анафематствовала сергиан и иже с ними»”.5) Ясно, что здесь еп. Максим намекал на какой-то тайный Собор, т. к. от лица Церкви еретики анафематствуются только на Соборе. Об анафеме сергианам на «Кочующем» Соборе было, видимо, известно и митр. Филарету (Вознесенскому), который в своих письмах ссылался на нее.6) Второе, более конкретное свидетельство, мы находим в брошюре “Особый путь” (Джорданвилль. 1952), некоего катакомбника, бежавшего за границу во время войны, подписавшегося под псевдонимом “Брат Захарий”. В сей книжке упоминается об одной записке архиеп. Андрея (Ухтомского), переданной в 1931 г. сергианскому еп. Иоанну (Пояркову). “В этой записке (от еп. Андрея), – пишет осведомленное лицо, – сообщалось (кто писал еп. Андрею, не знаю) о каком-то соборе тайноцерковников,  который анафематствовал всех сергиан, а потому (пишет еп. Андрей) видеться и говорить с отлученным от Церкви он не может”.7) Известна в РПЦЗ была и молитва “О гонимой и многострадальной Церкви”,8) составленная св. Отцами “Кочующего” Собора и широко распространенная в ИПЦ. О ней упоминает прот. М. Польский, ошибочно приписывая ее авторство еп. Максиму (Жижиленко).9)

Но по каким же причинам Синод РПЦЗ до сих пор официально не обнародовал документы “Кочующего” Собора? – Одну из них в свое время называл покойный еп. Григорий (Граббе), говоря, что документы эти “никогда и нигде не публиковались, чтобы как-нибудь не навести на их (т. е. тайных епископов, – авт.) след агентов КГБ”.10) Такое оправдание, несомненно, имело смысл в 30-е, м.б. в 40-е годы, но никак не через 70 лет, когда все участники “Кочующего” Собора давно в могиле. Теперь оно явно несостоятельно. Несомненно, подлинная причина умалчивания кроется в другом – в идеологической несовместимости некоторых постановлений “Кочующего” Собора с традиционными установками РПЦЗ. Так, “Кочующий” Собор анафематствовал сергиан, их “таинства” и преемство хиротоний объявил недействительными, безблагодатными; РПЦЗ же не желает осуждать Московскую Патриархию и признать ее безблагодатной. “Кочующий” Собор провозгласил высшей церковной властью в Русской Церкви Поместный Собор и подтвердил необходимость катакомбному епископату в междусоборный период перейти на самоуправление, согласно Указу № 362 Патр.Тихона о децентрализации церковной власти 11); но РПЦЗ признала вполне приемлемой единоличную передачу церковного управления из рук в руки по тайным завещанием, в противоречие 23-му канону Антиохийского Собора. “Кочующий” Собор постановил всех т.н. “имяславцев”,12) как “прежде неправедно отторгнутых от Св. Церкви, принимать с честию, как исповедников веры”  (канон 11); а митр. Антоний (Храповицкий), наоборот, являлся принципиальным противником “имяславцев”, считая всех их еретиками. Можно предположить, что в последних 7 канонах “Кочующего” Собора, текст коих пока остается неизвестным, содержались и другие положения, неприемлемые для РПЦЗ. Почти нет сомнений в том, что 23-м каноном Собор постановил не признавать каноничности местоблюстительских полномочий митр. Петра Крутицкого, как полученных им незаконным путем13); РПЦЗ же всегда признавала митр. Петра главою Русской Православной Церкви, даже теперь, когда документально стало известно о его покровительстве митр. Сергию (Страгородскому) в 1930-е годы.14)

По сообщению архиеп. Амвросия (Сиверса), из некоторых пометок на бумагах, хранящихся во 2-м Новоселовском Архиве (в котором находятся документы “Кочующего” Собора), можно заключить, что “Кочующий” Собор вынес какое-то решение против незаконных притязаний на Российский Престол Вел. Кн. Кирилла Владимировича, в 1924 г. объявившего себя “Императором Всероссийским”, причем, одним из главных инициаторов такого решения являлся св. Новомуч. архиеп. Димитрий Гдовский. Но митр. Антоний (Храповицкий), как известно, поддержал самозванца и узурпатора, а последующие Первоиерархи (до 1993 г.) – и его “наследника”, князя Владимира Кирилловича.

Из показаний прот. Павла Боротинского, непосредственного участника “Кочующего” Собора, также можно заключить, что на нем был выработан канон с анафематизмом против еретического учения митр. Антония об Искуплении. Это учение было хорошо известно таким “иосифлянам”, как архиеп. Димитрий и прот. Феодор Андреев, с которыми лично встречался о.Павел летом 1928 г. в Ленинграде. “Насколько мне помнится, – писал он, – собеседники отнеслись пренебрежительно к деятельности Храповицкого – по мотивам какого-то неправильного его учения об одном из православных догматов, в котором они усматривали даже ересь”.15) Несомненно осуждал крестоборческую ересь митр. Антония и св. новомуч. еп. Виктор (Островидов), писавший: “По моему мнению – это заблуждение, которое я обличал в лице Митрополита Сергия и известного Митр. Антония (Храповицкого) еще в 1912 году, предупреждая, что они этим своим ЗАБЛУЖДЕНИЕМ ПОТРЯСУТ Церковь Православную. Это мною высказано было в статье «Новые богословы», напечатанной в старообрядческом (белокриницкой ориентации) журнале «Церковь» № 16 за 1912 г. и подписанной псевдонимом «Странник». Они знали, кто это напечатал, и нерасположение их я долго на себе испытывал. В силу этого своего заблуждения, они не могут МЫСЛИТЬ Церковь без внешней организации, а так как власть СССР, как гражданская политическая организация, в этих отношениях для них неприемлема (стесняла их внешнюю различную деятельность, умаляла внешнее их положение), то вполне возможно и их противодействие этой власти; а потом они раскаялись в этом, сознали свою ошибку, или вернее безполезность ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ”.16)

О ложном учении митр. Антония, несомненно, знал и председатель “Кочующего” Собора еп. Марк (Новоселов), и вряд ли эта тема могла быть оставлена без внимания Отцами Собора, как, впрочем, и другая: введение нового стиля в Поместных церквах, начиная с 1923 г. Возможно, “Кочующий” Собор подтвердил анафематизмы ХVI в. против новокалендаристов, однако, мы знаем, что митр. Антоний (Храповицкий) и на сей счет был иного мнения. Из всего этого всякому становится очевидно, отчего РПЦЗ так тщательно скрывает от православных христиан постановления “Кочующего” Собора ИПЦ 1928 г.

Но не только замалчивание является орудием РПЦЗ против Катакомбной Церкви. Когда те или иные события и факты замолчать невозможно, в ход пускаются фальсификации. Вот яркие тому примеры.

В книге прот. М. Польского “Новые мученики Российские” 17) опубликовано послание свящмуч. Виктора Вятского “к пастырям” от 28.02.1928 г. Во
2-м абзаце снизу изъят текст, в котором по смыслу речи еп. Виктор явно говорит о безблагодатности сергианских “священнодействий”, приводя в пример преп. Максима Исповедника18); в той же книге сознательно урезано более, чем на 3/4 письмо свящмуч. Василия (Зеленцова). Однако, по утверждению самого М.Польского, в заграничной копии оно известно на 10-ти страницах, напечатанных в тесных строках на машинке.19) По неизвестной причине сей документ так и не был опубликован в зарубежных изданиях. В 1974 г. в Сан-Пауло была издана брошюра под названием “Отношение христианина к советской власти”, автором которой, как следует из ее надписания, являлся некий “миссионер Канады” В. Коновалов. В брошюре были помещены: письмо В. Коновалова архиеп. Вениамину (Федченкову) от 17.02.1935 г. и статья в форме вопросов и ответов: “Что должен знать Православный Христианин”, которая ранее уже печаталась в журналах РПЦЗ: “Православная Русь” (1935, № 8-9) и “Голос пастыря” (1935, № 4). Как выяснилось, В. Коновалов при составлении письма архиеп. Вениамину использовал текст известной работы прот. П. Боротинского “Отношение христианина к Советской власти с точки зрения православного нравоучения”, написанной им в 1920-е годы и широко распространявшейся в ИПЦ. Никаких ссылок или кавычек, указывающих на чужое авторство цитат, у Коновалова не оказалось, и слова о.Павла, а также название самой брошюры, он безсовестно приписал лично себе. Но это было бы еще пол беды. Другая статья, также подписанная в брошюре В. Коноваловым и названная “Что должен знать Православный Христианин”, ему вообще не принадлежала. Ее в 1928 г. составили еп. Марк (Новоселов) и прот. Ф. Андреев в Ленинграде. Она также была очень широко известна в Катакомбной Церкви и безконечно переписывалась. Коновалов не только приписал эту работу себе, сделав даже особую надпись на брошюре: “право по переизданию остается за автором”, но значительно урезал и исказил сам текст в некоторых принципиальных местах, где речь шла об отношении к митр. Сергию (Страгородскому) и каноническо-догматической оценке сергианству.

Примеры вопиющих фальсификаций не прекратились в РПЦЗ и после войны. В 1949 г. журнал “Православная Русь” (№ 18) опубликовал каноны тайного Усть-Кутского Собора 1937 г., в котором принимали участие несколько иерархов, клириков и мирян ИПЦ. Т. к. Собор происходил в арестном доме, а сами его участники являлись заключенными, каноны не записывались, а были впоследствии переданы по памяти присутствовавшим на Соборе неким мирянином А.З. Освободившись из заключения, А.3. пересказал каноны Усть-Кутского Собора лицу, которое было указано участниками, и, будучи записаны, сохранились в Катакомбной Церкви. Не исключено, что со слов именно этого А.З. каноны Усть-Кутского Собора стали известны катакомбному еп. Варсонофию, который и сообщил их точное содержание прочим архиереям ИПЦ. За границу означенные каноны попали посредством некоего Б.Захарова,20) который то ли сам лично знал А.3., находясь в СССР, то ли слышал об Усть-Кутском Соборе и его канонах от второго лица, знавшего А.З. (из текста Б.Захарова это неясно). Однако, при сличении обоих вариантов текстов выявились грубые искажения канонов, допущенные заграницей. Так, совершенно отсутствовал текст 3-го канона (всего же их было не четыре, а пять): “Всем придерживающимся обновленческой и сергиевской ереси, – анафема!”   Почему был изъят этот канон, понятно: он совершенно не устраивал болеющих сергианолюбием. Фальсификации подвергся также 4-й канон (в заграничном варианте – 3-й): “Всем порочащим и отмежевывающимся от Освященного Собора 1928 г., – анафема!”  В зарубежном кодексе значилось: “... от Освященного Собора 1917/1918 года...” Подделка очевидна из самого текста, т. к. Собор 1917/18 гг. официально всегда именовался не “Освященным”, а “Священным”, “Поместным”. Дату заменить-то жулики заменили, а вот название, которое больше подходит именно к “Кочующему” Собору, по оплошности оставили.

Исказив текст 4-го канона, фальсификаторы, не желавшие признавать “Кочующий” Собор, сами на себя наложили анафему Усть-Кутского Собора. Но остается вопрос: кто же являлся главным инициатором порчи текстов канонов Усть-Кутского Собора? Для выяснения сего обратимся к статье самого Б. Захарова. Про А.З. он пишет, что постановления Собора “были с его слов, под присягой, записаны и стали канонами Церкви”. Где же они были записаны, и в какой Церкви они стали канонами, т. е. правилами общепринятыми? Конечно, в Катакомбной Церкви, т. к. в РПЦЗ они еще не были известны. Далее Б. Захаров пишет: “Среди этих канонов есть крайне нужные и сейчас”. Ясно, что Захаров передает не все  каноны – на это указывают его слова: “среди этих канонов...” – а только те, которые нужны сейчас.  Где нужны? – За границей (в РПЦЗ?). И далее: “Здесь они передаются, как передал их (кому? – авт.) по памяти А.З., с сохранением точного смысла”. Из слов Б.Захарова не следует, что А.З. передал тексты канонов именно ему, а не другому лицу, через коего, в свою очередь, Захаров сам узнал о них. Поэтому он и говорит о сохранении их “точного смысла”, но не текста. Однако, тексты канонов обоих вариантов настолько совпадают, что почти не остается сомнений, что Захаров имел на руках вполне достоверные данные. Отсюда можно сделать вывод: только под неким идеологическим давлением мог быть изъят 3-й канон и искажен 4-й, т. к. “забыть” об анафематствовании сергиан на Усть-Кутском Соборе, а также “перепутать” Соборы, вряд ли могли в Катакомбной Церкви те, кому были доверены такие важные постановления. Так что полагать, что именно иерархия РПЦЗ являлась главным инициатором фальсификации, у нас имеется достаточно оснований. Ведь РПЦЗ готова идти на любой подлог, лишь бы в глазах обманутых ею создать иллюзию непогрешимости своей идеологической системы.

В конце 1970-х гг. на Западе стало известно об узнике советских концлагерей иером. Михаиле (Ершове) (†4.06.1974), который был на самом деле тайным епископом. 21)

 

Духовному сыну еп. Михаила удалось вынести из лагеря в прослойке между подкладкой и наружной частью пиджака его Завещание, которое также целиком попало заграницу. Завещание было опубликовано в прессе РПЦЗ в сильно урезанном виде,22) а полностью так никогда и не было напечатано.

В послевоенный период имел место целый ряд тайных Соборов Катакомбной Церкви: два крупных – 1948 и 1961 гг. и несколько малых, т.н. “Собориков” – в 1970-х гг., с участием, в среднем, 4-5 архиереев. Документы сих Соборов постоянно отсылались за границу, иногда не один раз и разным адресатам. Посредством разных лиц документы пересылались, прежде всего, архиеп. Никону (Рклицкому), затем – еп. Григорию (Граббе), а ими, в свою очередь, переправлялись в Архиерейский Синод. Сегодня иерархия РПЦЗ категорически отрицает  все это, утверждая, что ей ничего неизвестно ни о епископате ИПЦ, ни о проведении тайных Соборов в Катакомбной Церкви. Но вот, у нас имеются два важных и авторитетных свидетельства о том, что Архиерейский Синод РПЦЗ действительно располагал такими данными. Первое принадлежит проф. И. М. Андрееву, который в своем докладе Архиерейскому Собору РПЦЗ 1950 г. свидетельствовал: “Имена епископов и священников Катакомбной Церкви окружены строго хранимой благоговейной тайной. О количестве их вообще не представляется возможности получить более или менее точных сведений, хотя о деятельности свыше десяти тайных епископов дошли сведения и до Зарубежья”. 23) Цифра “свыше десяти”, называемая проф. Андреевым в отношении количества катакомбных иерархов, весьма знаменательна, ибо в тайном Соборе 1948 г. принимали участие 13 архиереев ИПЦ, а это и есть – “свыше десяти”. Значит проф. Андреев был знаком с документами тайного Собора 1948 г., которые получил в период между 1948 и 1950 гг. Также он писал в одной из своих статей тех лет: “Согласно моей информации, ныне Катакомбная Церковь не только окрепла, но также приобрела разнообразные организационные формы”.24) Что же профессор имел в виду под “разнообразными организационными формами”?– Несомненно – это созыв Собора и избрание на нем правящаго епископа для ИПЦ (каковым стал еп. Владимир Уфимский).

Второе свидетельство принадлежит еп. Григорию (Граббе): “В бытность Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей в Германии он неоднократно получал сведения о том, что часть несогласных с сергианами епископов в тайне продолжала существовать в России. Сведения о таких епископах и ряде клириков поступали в Архиерейский Синод и в Америке до самого недавнего времени...” 25) Архиерейский Синод РПЦЗ находился в Германии до ноября 1950 г. Пусть же теперь зарубежные иерархи поведают нам, какие именно сведения были получены ими до 1950 г., а какие – после? Но самое главное, пусть назовут имена этих тайных епископов. До тех пор же, пока архиереи РПЦЗ будут молчать, или утверждать, что кроме самозванной “секачевской” иерархии или Антония (Голынского) в России более не существовало никаких катакомбных епископов, то будут только самоизобличаться во лжи и сокрытии важнейших исторических фактов о подвиге тайной Церкви в СССР. И пусть они не удивляются, если будут осуждены ею за это.

Где же сегодня могут находиться скрываемые иерархией РПЦЗ документы о епископате Катакомбной Церкви и ее тайных Соборах? По нашим сведениям, главные хранилища архивов в РПЦЗ следующие: 1) монастырский архив в Джорданвилле, доступ в который полностью закрыт для всех посторонних, кроме одного человека, который работает в нем в течении нескольких десятилетий; 2) архив архиеп. Лавра, также находящийся в Джорданвилле, доступ в который имеет только архиеп. Лавр или самые доверенные его лица; 3) синодальный архив в Нью-Йорке, попасть в который также чрезвычайно сложно. Возможно, в этих архивах могут до сих пор (если они еще не разворованы) храниться следующие частные собрания документов, в которых наверняка находятся сведения о ИПЦ: 1) часть архива архиеп. Феофана Полтавского, в частности, папка с материалами о Катакомбной Церкви (точно известно, что нечто из этой папки хранится у архиеп. Лавра)26); 2) архив проф. И. М. Андреева; 3) архив историка Н. Тальберга; 4) архив протопресв. М. Польского, в частности, 3-й том его собрания о Новомучениках Российских; 5) архив архиеп. Никона (Рклицкого) (недавно епископ РПЦЗ Михаил Торонтский в частной беседе подтвердил, что этот архив существует и именно в нем находятся документы о Катакомбной Церкви)27); 6) часть архива еп. Григория (Граббе), в частности, небольшая папка с документами о ИПЦ (точно известно, что она хранится в синодальном архиве в Нью-Йорке); 7) архив архиеп. Аверкия (Таушева); 8) недавно переданный в РПЦЗ архив писателя Н. Кусакова, лично знавшего некоторых иерархов ИПЦ в 1930-е гг.

По каким же причинам Синод РПЦЗ скрывает сведения о катакомбной иерархии послевоенного периода? Первая причина традиционна – несогласие епископата РПЦЗ с анафематствованием Московской Патриархии, которая осуждалась на каждом  Соборе Катакомбной Церкви. Причина вторая – в нежелании признавать в настоящее время существование канонической катакомбной иерархии в России, ведущей свое преемство от законных архиереев ИПЦ, сведениями о которых располагает Архиерейский Синод заграницей. И, наконец, третья причина, возможно и не самая важная, – поддержка Русской Зарубежной Церковью различных самозванных псевдо-катакомбных групп, как то: “секачевская” иерархия, “архиепископ” Лазарь (Журбенко) и др., которых истинная Катакомбная Церковь в общение никогда не принимала. В целом же РПЦЗ ныне преследует в России свои интересы: насаждает свою иерархию, ведет борьбу за влияние и т. д. Поэтому любая информация о Катакомбной Церкви заграничным иерархам просто невыгодна.

Со своей стороны каноническая Катакомбная Церковь вплоть до 1990-х гг. в целом весьма благосклонно относилась к Русской Зарубежной Церкви, но вызвано это было, конечно, плохой осведомленностью иерархии и клира ИПЦ о настоящем положении вещей в РПЦЗ. Чирчикский Собор ИПЦ 1948 г. даже вынес следующее решение: “Мы знаем, что повсюду предали Православную Церковь, только осталась Русская Заграничная Церковь, не подчинившаяся слугам антихриста. Поэтому отныне в гонимой тайной Церкви в земле Российской пусть поминается имя, как нашего всеобщего главы, Великого Господина и Отца нашего митрополита Анастасия. Кто так не поступит, то да будет отлучен” (канон 6). Как видно из текста канона, Первоиерарх РПЦЗ был признан духовным главой Катакомбной Церкви только по причине того, что сама РПЦЗ почиталась хранительницей Истинного Православия во всем мире. Естественно, что по мере того, как в катакомбах все больше узнавалось о безобразиях, творимых в РПЦЗ, отношение к ней стало меняться. Так, еще на Соборе 1948 г. некто иерей Василий весьма сомневался в необходимости установить всеобщее поминовение в ИПЦ митр. Анастасия. Однако, по каким именно причинам о. Василий имел скептическое отношение к РПЦЗ, осталось неизвестным. А вот уже в 1974 г. весьма представительный Соборик ИПЦ (с участием 8 архиереев) впервые официально постановил: митр. Филарета (Вознесенского), как первенствующего над ИПЦ не поминать. Последующие Соборики 1976, 1978 и 1981 гг. уже не питали иллюзий в отношении Зарубежной Церкви. В 1973 и 1978 гг. катакомбными епископами Соборам РПЦЗ были направлены два архиерейских Послания с требованием разъяснить странную политику последней в отношении к Московской Патриархии и самозванным лжекатакомбам, однако, послания так и не были зачитаны на Архиерейских Соборах РПЦЗ и никакого ответа на них не последовало.

Итак, убедившись в том, что иерархия РПЦЗ на протяжении десятилетий по отношению к Катакомбной Матери-Церкви постоянно использует ложь, клевету,28) хулу, фальсификации, подлоги и замалчивания, а также учитывая, что сама РПЦЗ многократно и разнообразно допускала злостные отступления от чистоты Православия, Истинные Православные Христиане, памятуя 75 правило св. Апостол и 6 правило II Всел. Собора, не принимают от ее представителей каких бы то ни было свидетельств против истинно-православных епископов, клириков и мирян канонической Катакомбной Церкви ИПХ и призывают к тому же всех, кого до сих еще удерживают в тенетах заблуждения руководители и идеологи РПЦЗ.

9948785523648870.html
9948881980113639.html
9948986652184516.html
9949051558283220.html
9949175989918905.html